Зрелая вишня | женский интернет-журнал

  1. зрелаявишня.рф
  2. Вишенка

Рубрика: Вишенка

135

Завидуй, браток! Я — мужик!

Семен Михайлович — мужчина пятидесяти пяти лет от роду стал дедом.

Ладно пятеро внуков зовут его дедом, но ведь еще и жена и дочки так зовут.

— Какой я вам дед? — возмущался Семен Михайлович.

— Да ладно, пришло время, вот и дед, чего уж, — урезонила его жена.

Слово оказалось магическим: вскоре Семен и впрямь стал чувствовать себя дедом.

Тело все реже вспоминало о своей мужской невостребованности, хотя в голове рождалась мысль: правильно ли на себе ставить крест, как на мужике?

 — Эй, Семен, ты завтра за грибами собираешься? — из-за забора высунулась голова соседки Анфисы.

— Говорят, белые пошли, а я одна боюсь, может махнем, на пару?

— В восемь жду тебя у калитки, — ответил Семен.

Всю дорогу Анфиска щебетала о бывшем муже, о сыне-балбесе, о засолке грибов.

— Пришли, — перебил ее Семен.

Грибов действительно было много, через час большая корзинка и пакет были полными.

Прежде чем окликнуть Анфису, решил справить малую нужду. Поставил добычу на землю, расстегнул молнию, достал, что полагается…

— Ух ты! И такое богатство даром пропадает! — бесстыже изрекла соседка.

— Ты откуда знаешь, что пропадает?

— А то не вижу, где ты спишь, а где твоя жена. Ох, и дура она у тебя.

Анфиса поставила кошелку и, не отрывая глаз от поразившего предмета, направилась к Семену. Деловито сняла куртку, расстегнула ремень и спустила брюки.

— Ты, Сема, садись на пенек, все хорошо будет. И то, что он не выпускал из своих рук, взяла в свою мягкую ладошку.

Анфисины ловкие пальчики, жадные губки, упругие грудки, ягодички прохладные, крепенькие…

— Господи, хорошо-то как! — взревел он и открыл глаза — он лежит на своей куртке, и она — голая! — рядом пытается усмирить дыхание.

А высоко в небе парит ястреб, то отлетит в сторону, то вернется обратно.

— Завидуй, браток! Я — мужик! — крикнул он, и лес ответил ему: «Мужик — жик — жик!»

— Да еще какой — мне б такого! — проворковала Анфиса.

— Иди ко мне, Сема, я тебе еще кое-что покажу, я много таких штучек знаю и дело это от всей души люблю.

Домой возвращались молча, говорить не хотелось, Анфиса притомилась. И было от чего — такой марафон устроила, и он его выдержал.

— Может со мной поедешь, не надоело тебе в дедах ходить?

— Я тебе позвоню, — сказал он.

— А вот и дед пришел, грибов-то сколько — и на суп и на жарку хватит, — встретила жена.

— Меня вообще-то Семеном зовут, если помнишь…

Что-то екнуло в груди у жены, что-то тревожное — почудилось.

Обедали поздно, потом Семен долго парился, выбивая постыдные мысли об Анфисе.

А когда вошел в светелку, остолбенел — на кровати лежала жена.

— А я ребят уложила — дай, думаю, проведаю своего де… Своего Сенечку.

На него пахнуло таким теплым, таким родным и позабытым, что слезы на глаза навернулись…

Но Анфисина тренировка даром не прошла и после первой дистанции они начали обсуждать дальнейшую свою жизнь…

Смотреть все статьи из рубрики «Вишенка»